Узнайте Секреты Воспитания Ребенка И Легко Получите Результат

имя и адрес пусто пусто


5 простых приемов для развития у ребенка самостоятельности.

Узнать

 


Методика выполнения движений с ребенком от специалиста высшей квалификации

Скачать бесплатно

 



Содержание, карта сайта.

Как наказывают детей ремнем


Можно ли воспитать ребенка без ремня? – Людмила Петрановская

Почему мы до сих пор можем физически наказывать детей? Чем отличаются физические наказания в разных семейных моделях, при различных взаимоотношениях между родителями и ребёнком? Что делать тем, кто принимает подобный способ наказания, но хочет остановиться? Об этом рассказывает педагог – психолог Людмила Петрановская.

Осознанно, не в момент нервного срыва, а в целях «воспитания» родитель может бить своего ребёнка в случае отсутствия у него эмпатии, способности напрямую воспринимать чувства другого человека, сопереживать ему.

Людмила Петрановская

Если родитель эмпатично воспринимает ребенка, он просто не сможет осознанно и планомерно причинять ему боль, психологическую ли, физическую. Он может сорваться, в раздражении шлёпнуть, больно дернуть и даже ударить в ситуации опасности для жизни – сможет. Но у него не получится заранее решить, а потом взять ремень и «воспитывать». Потому что когда ребенку больно и страшно, родитель чувствует напрямую и сразу, всем существом.

Отказ родителя от эмпатии (а порка невозможна без такого отказа) с очень большой вероятностью приводит к неэмпатичности ребенка, к тому, что он, например, став постарше, может уйти гулять на ночь, а потом искренне удивится, чего это все так переполошились.

То есть, вынуждая ребенка испытывать боль и страх, – чувства сильные и грубые, мы не оставляем никакого шанса для чувств тонких – раскаяния, сострадания, сожаления, осознания того, как ты дорог.

Что касается вопроса наказаний, приведу отрывки из своей книги: «Как ты себя ведешь? 10 шагов по преодолению трудного поведения»:

«Часто родители задают вопрос: можно ли наказывать детей и как? Но с наказаниями вот какая есть проблема. Во взрослой жизни-то наказаний практически нет, если не считать сферу уголовного и административного права и общение с ГИБДД. Нет никого, кто стал бы нас наказывать, «чтобы знал», «чтобы впредь такого не повторялось».

Все гораздо проще. Если мы плохо работаем, нас уволят и на наше место возьмут другого. Чтобы наказать нас? Ни в коем случае. Просто чтобы работа шла лучше. Если мы хамоваты и эгоистичны, у нас не будет друзей. В наказание? Да нет, конечно, просто люди предпочтут общаться с более приятными личностями. Если мы курим, лежим на диване и едим чипсы, у нас испортится здоровье. Это не наказание – просто естественное следствие. Если мы не умеем любить и заботиться, строить отношения, от нас уйдет супруг – не в наказание, а просто ему надоест. Большой мир строится не на принципе наказаний и наград, а на принципе естественных последствий. Что посеешь, то и пожнешь – и задача взрослого человека просчитывать последствия и принимать решения.

Если мы воспитываем ребенка с помощью наград и наказаний, мы оказываем ему медвежью услугу, вводим в заблуждение относительно устройства мира. После 18 никто не будет его заботливо наказывать и наставлять на путь истинный (собственно, даже исконное значение слова «наказывать» – давать указание, как правильно поступать). Все будут просто жить, преследовать свои цели, делать то, что нужно или приятно лично им. И если он привык руководствоваться в своем поведении только «кнутом и пряником», ему не позавидуешь.

Ненаступление естественных последствий – одна из причин, по которым оказываются не приспособлены к жизни дети, выпускники детских домов. Сейчас модно устраивать в учреждениях для сирот «комнаты подготовки к самостоятельной жизни». Там кухня, плита, стол, все как в квартире.

Мне с гордостью показывают: «А вот сюда мы приглашаем старших девочек, и они могут сами себе приготовить ужин». У меня вопрос возникает: «А если они не захотят? Поленятся, забудут? Они в этот день без ужина останутся?» «Ну, что вы, как можно, они же дети, нам этого нельзя, врач не разрешит». Такая вот подготовка к самостоятельной жизни. Понятно, что профанация.

Смысл ведь не в том, чтобы научиться варить суп или макароны, смысл в том, чтобы уяснить истину: там, в большом мире, как потопаешь, так и полопаешь. Сам о себе не позаботишься, никто этого делать не станет. Но от этой важной истины детей тщательно оберегают. Чтобы потом одним махом выставить в этот самый мир – и дальше как знаешь…

Вот почему очень важно всякий раз, когда это возможно, вместо наказания использовать естественные следствия поступков. Потерял, сломал дорогую вещь – значит, больше нету. Украл и потратил чужие деньги – придется отработать. Забыл, что задали нарисовать рисунок, вспомнил в последний момент – придется рисовать вместо мультика перед сном. Устроил истерику на улице – прогулка прекращена, идем домой, какое уж теперь гуляние.

Казалось бы, все просто, но почему-то родители почти никогда не используют этот механизм. Вот мама жалуется, что у дочки-подростка стащили уже четвертый мобильный телефон. Девочка сует его в задний карман джинсов и так едет в метро. Говорили, объясняли, наказывали даже. А она говорит, что «забыла и опять засунула». Бывает, конечно.

Но я задаю маме один простой вопрос: «Сколько стоит тот телефон, что у Светы сейчас?» «Десять тысяч – отвечает мама, – две недели назад купили». Не верю своим ушам: «Как, она потеряла уже четыре, и вы опять покупаете ей такой дорогой телефон?» «Ну, а как же, ведь ей нужно, чтобы были и фотоаппарат, и музыка, и современный чтоб. Только, боюсь, опять потеряет».

Кто б сомневался! Естественно, в этой ситуации ребенок и не станет менять свое поведение – ведь последствий не наступает! Его ругают, но новый дорогой мобильник исправно покупают. Если бы родители отказались покупать новый телефон или купили самый дешевый, а еще лучше – подержанный, и оговорили срок, в течение которого он должен уцелеть, чтобы можно было вообще заводить речь о новом, то Света уж как-нибудь научилась бы «не забывать».

Но это казалось им слишком суровым – ведь девочке нужно быть не хуже других! И они предпочитали расстраиваться, ссориться, сокрушаться, но не давали дочке никакого шанса изменить поведение.

Не стесняйтесь нестандартных действий. Одна многодетная мама рассказывала, что устав от препирательств детей на тему, кто должен мыть посуду, просто перебила одну за другой все вчерашние тарелки, сваленные в мойку. Эксцентрично, да. Но это тоже своего рода естественное следствие – ближнего можно довести, и тогда он будет вести себя непредсказуемо. Посуда с тех пор исправно моется.

Другая семья просидела всем составом неделю на макаронах и картошке – отдавали деньги, которые были утащены ребенком в гостях. Причем свою «диету» семейство соблюдало не со страдальческими физиономиями, а подбадривая друг друга, весело, преодолевая общую беду. И как все радовались, когда в конце недели нужная сумма была собрана и отдана с извинениями, и даже осталось еще денег на арбуз! Больше случаев воровства у их ребенка не было.

Обратите внимание: никто из этих родителей не читал нравоучений, не наказывал, не угрожал. Просто реагировали как живые люди, решали общую семейную проблему, как могли.

Понятно, что есть ситуации, когда мы не можем позволить последствиям наступить, например, нельзя дать ребенку вывалиться из окна и посмотреть, что будет. Но, согласитесь, таких случаев явное меньшинство».

Модели отношений

Мне кажется, между родителем и ребенком всегда существует некий негласный договор о том, кто они друг другу, каковы их взаимоотношения, как они обходятся с чувствами своими и друг друга. Есть несколько моделей этих договоров, в каждой из которых тема физических наказаний звучит совершенно по-разному.

  • Модель традиционная, естественная, модель привязанности.

Родитель для ребенка – прежде всего источник защиты. Он всегда рядом в первые годы жизни. Если надо ребенку что-то не разрешить, мать останавливает его в буквальном смысле – руками, не читая нотаций. Между ребенком и матерью глубокая, интуитивная, почти телепатическая связь, что сильно упрощает взаимопонимание и делает ребенка послушным.

Физическое насилие может иметь место только как спонтанное, сиюминутное, с целью мгновенного прекращения опасного действия – например, резко отдернуть от края обрыва или с целью ускорить эмоциональную разрядку.

При этом особых переживаний по поводу детей нет, и если оно требуется, например, для обучения навыкам или для соблюдения ритуалов, они могут подвергаться вполне жестокому обращению, но это не наказание никаким боком, а даже наоборот иногда. Дети адаптированы к жизни, не слишком тонко развиты, но в целом благополучны и сильны.

  • Модель дисциплинарная, модель подчинения, «удержания в узде», «воспитания»

Ребенок здесь источник проблем. Если его не воспитывать, он будет полон грехов и пороков. Он должен знать свое место, должен подчиняться, его волю нужно смирить, в том числе с помощью физических наказаний.

Этот подход очень ярко прозвучал у философа Локка, он с одобрением описывает некую мамашу, которая 18 (!!!) раз за один день высекла розгой двухлетнюю кроху, которая капризничала и упрямилась после того, как ее забрали от кормилицы. Такая чудная мамаша, которая проявила упорство и подчинила волю ребенка. Никакой привязанности к ней не испытывающего, и не понимающего, с какого перепугу он должен слушаться эту чужую тетю.

Появление этой модели во многом связано с урбанизацией, ибо ребенок в городе становится обузой и проблемой, и растить его естественно просто невозможно. Любопытно, что даже семьи, у которых не было жизненно важной необходимости держать детей в черном теле, принимали эту модель. Вот в недавнем фильме «Король говорит» между делом сообщается, как наследный принц страдал от недоедания, потому что нянька его не любила и не кормила, а родители заметили это только через три года.

Естественно, не подразумевая привязанности, эта модель не подразумевает и никакой эмоциональной близости между детьми и родителями, никакой эмпатии, доверия. Только подчинение и послушание с одной стороны и строгая забота, наставление и обеспечение прожиточного минимума с другой. В этой модели физические наказания абсолютно необходимы, они планомерны, регулярны, часто очень жестоки и обязательно сопровождаются элементами унижения, чтобы подчеркнуть идею подчинения.

Дети часто виктимны и запуганы либо идентифицируются с агрессором. Отсюда – высказывания в духе: «Меня били, вот я человеком вырос, потом и я буду бить». Но при наличии других ресурсов такие дети вполне вырастают и живут, не то чтобы в контакте со своими чувствами, но более-менее умея с ними уживаться.

  • Модель «либеральная», «родительской любви»

Новая и не устоявшаяся, возникшая из отрицания жестокости и бездушной холодности модели дисциплинарной, а еще благодаря снижению детской смертности, падению рождаемости и резко выросшей «цене ребенка». Содержит идеи из серии «ребенок всегда прав, дети чисты и прекрасны, учитесь у детей, с детьми надо договариваться» и так далее. Заодно с жестокостью отрицает саму идею семейной иерархии и власти взрослого над ребенком.

Предусматривает доверие, близость, внимание к чувствам, осуждение явного (физического) насилия. Ребенком надо «заниматься», с ним надо играть и «говорить по душам».

При этом в отсутствие условий для нормального становления привязанности и в отсутствии здоровой программы привязанности у самих родителей (а откуда ей взяться, если их-то воспитывали в страхе и без эмпатии?) дети не получают чувства защищенности, не могут быть зависимыми и послушными, а им это жизненно важно, особенно в первые годы, да и потом. Не чувствуя себя за взрослым, как за каменной стеной, ребенок начинает стараться сам стать главным, бунтует, тревожится.

Родители переживают острое разочарование: вместо «прекрасного дитя» они получили злобного и несчастного монстрика. Они срываются, бьют, причём не намеренно, а в приступе ярости и отчаяния, потом сами себя грызут за это. А на ребенка злятся нешуточно: ведь он «должен понимать, каково мне».

Некоторые открывают для себя волшебные возможности эмоционального насилия и берут за горло шантажом и чувством вины: «Дети, неблагодарные существа, вытирают об родителей ноги, ничего не хотят, ничего не ценят». Все хором ругают либеральные идеи и доктора Спока, который вообще ни при чем, и вспоминают, где лежит ремень.

Так вот, в пределах дисциплинарной модели физическое насилие не очень сильно ранило, если не становилось запредельным, потому что таков был договор. Никаких чувств, как мы помним, никакой эмпатии. Ребенок этого и не ждет. Больно, – терпит. По возможности, скрывает проступки. И сам к родителю относится как к силе, с которой надо считаться, без особого тепла и нежности.

Когда же стало принято детей любить и потребовалось, чтобы они в ответ любили, когда родители стали подавать детям знаки, что их чувства важны, – все изменилось, это другой договор. И если в рамках этого договора ребенка вдруг начинают бить ремнем, он теряет всякую ориентацию. Отсюда феномен, когда порой человек, которого все детство жестоко пороли, не чувствует себя сильно травмированным, а тот, кого один раз в жизни не так уж сильно побили или только собирались, помнит, страдает и не может простить всю жизнь.

Чем больше контакта, доверия, эмпатии – тем немыслимее физическое наказание. Не знаю, если б вдруг, съехав с катушек, я начала со своими детьми что-то подобное проделывать, мне страшно даже подумать о последствиях. Потому что это было бы для них полное изменение картины мира, крушение основ, то, отчего сходят с ума. А для каких-то других детей других родителей это был бы неприятный инцидент, и только.

Поэтому и не может быть общих рецептов про «бить не бить» и про «если не бить, то что тогда».

И задача, которая стоит перед родителями в том, чтобы возродить почти утраченную программу формирования здоровой привязанности. Через голову во многом возродить, ибо природный механизм передачи сильно поврежден. По частям и крупицам, сохраненным во многих семьях просто чудом, учитывая нашу историю.

И тогда многое само решится, потому что ребенка, воспитанного в привязанности, не то что бить, наказывать, в общем, не нужно. Он готов и хочет слушаться. Не всегда и не во всем, но, в общем и целом. А когда не слушается, то тоже как-то правильно и своевременно, и с этим более-менее понятно, что делать.

Что же такое физическое насилие?

Модели моделями, но давайте посмотрим теперь с другой стороны: что есть сам акт физического насилия по отношению к ребенку (во многом все это справедливо и для нефизического: оскорбления, крик, угрозы, шантаж, игнорирование и так далее).

1. Спонтанная реакция на опасность. Это когда мы ведем себя, по сути, на уровне инстинкта, как животные, в ситуации непосредственной угрозы жизни ребенка. У наших соседей была большая старая собака колли. Очень добрая и умная, позволяла детям себя таскать за уши и залезать верхом и только понимающе улыбалась на это все.

И вот однажды бабушка была дома одна со своим трехлетним внуком, что-то делала на кухне. Прибегает малыш, ревет, показывает руку, прокушенную до крови, кричит: «Она меня укусила!». Бабушка в шоке: неужели собака с ума сошла на старости лет? Спрашивает внука: «А что ты ей сделал?» В ответ слышит: «Ничего я ей не делал, я хотел с балкона посмотреть, а она сначала рычала, а потом…» Бабушка на балкон, там окно распахнуто и стул приставлен. Если б залез и перевесился, – все: этаж-то пятый.

Дальше бабушка мелкому дала по попе, а сама села рыдать в обнимку с собакой. Что он из всей этой истории понял, я не знаю, но отрадно, что у него будут еще лет восемьдесят впереди на размышления, благодаря тому, что собака отступилась от своих принципов.

2. Попытка ускорить разрядку. Представляет собой разовый шлепок или подзатыльник. Совершается обычно в моменты раздражения, спешки, усталости. В норме сам родитель считает это своей слабостью, хотя и довольно объяснимой. Никаких особых последствий для ребенка не влечет, если потом он имеет возможность утешиться и восстановить контакт.

3. Стереотипное действие, «потому что так надо», «потому что так делали родители», так требуется культурой, обычаем и тому подобное. Присуще дисциплинарной модели. Может быть разной степени жестокости. Обычно при этом не вникают в подробности проступка, мотивы поведения ребенка, поводом становится формальный факт: двойка, испорченная одежда, невыполнение поручения. Встречается чаще у людей, эмоционально туповатых, не способных к эмпатии (в том числе и из-за аналогичного воспитания в детстве). Хотя иногда это просто от скудости, так сказать, арсенала воздействий. С ребенком проблемы, что делать? А выдрать хорошенько.

Для ребенка также эмоционально туповатого оно не очень травматично, ибо не воспринимается как унижение. Ребенка чувствительного может очень ранить.

Вообще этот тип мы не очень хорошо знаем, потому что к психологам такие родители не обращаются, в обсуждениях темы не участвуют, ибо не видят проблемы и не задумываются. У них «своя правда». Как с ними работать не очень понятно, потому что получается сложная ситуация: общество и государство вдруг стали считать такое неприемлемым и готовы чуть ли не забирать детей. А люди реально не видят, из-за чего сыр-бор и говорят «чего с ним будет?». Часто и сам ребенок не видит.

4. Стремление передать свои чувства, «чтоб он понял, наконец». То есть насилие как высказывание, как акт коммуникации, как последний довод. Сопровождается очень сильными чувствами родителя, вплоть до измененного состояния сознания «у меня в глазах потемнело», «сам не знаю, что на меня нашло» и прочее. Часто потом родитель жалеет, чувствует вину, просит прощения. Ребенок тоже. Иногда это становится «прорывом» в отношениях. Классический пример описан Макаренко в «Педагогической поэме».

Не может быть сымитировано, хотя некоторые пытаются и получают в ответ лютую и справедливую ненависть ребенка в ответ. Отдельные особи еще и себя потом делают главными бедняжками с текстом: «Посмотри, до чего ты довел мамочку». Но это уже особый случай, деформация личности по истероидному типу.

Часто бывает на фоне переутомления, нервного истощения, сильной тревоги, стресса. Последствия зависят от того, готов ли сам родитель это признать срывом или, защищаясь от чувства вины, начинает насилие оправдывать и выдает себе индульгенцию на насилие «раз он слов не понимает». Тогда ребенок становится постоянным громоотводом для родительских негативных чувств.

5. Неспособность взрослого переносить фрустрацию. В данном случае фрустрацией становится несоответствие поведения ребенка или самого ребенка ожиданиям взрослого. Часто возникает у людей, в детстве не имевших опыта защищенности и помощи в совладении с фрустрацией. Особенно если они возлагают на ребенка ожидания, что он восполнит их эмоциональный голод, станет «идеальным ребенком».

При столкновении с тем фактом, что ребенок этого не может и/или не хочет, испытывают ярость трехлетки и себя не контролируют. Ребенка вообще-то страстно любят, но в момент приступа люто ненавидят, то есть смешанные чувства им не даются, как маленьким детям. Так ведут себя нередко воспитанники детских домов или отвергающих родителей. Иногда это психопатия.

На самом деле этот вид насилия очень опасен, так как в приступе ярости и убить можно. Собственно, именно так обычно и калечат, и убивают. Для ребенка оборачивается либо виктимностью и зависимостью, либо стойким отторжением от родителя, страхом, ненавистью.

6. Месть. Не так часто, но бывает. Помнится, был фильм французский, кажется, где отец бил сына как бы за то, что неусердно занимается музыкой, а на самом деле, – мстил за то, что из-за детской шалости ребенка погибла его мать. Это, конечно, драматические навороты, обычно все прозаичнее. Месть за то, что родился не вовремя. Что похож на отца, который предал. Что болеет и «жизнь отравляет».

Последствия такого поведения печальны. Аутоагрессия, суицидальное поведение ребенка. Если родитель так сильно не хочет, чтобы ребенок жил, он чаще всего слушается и находит способ. Ради мамочки. Ради папы. В более мягком варианте становится старшим и утешает, как в том же фильме. Реже – ненавидит и отдаляется.

7. Садизм. То есть собственно сексуальная девиация (отклонение). Вряд ли это новая мысль, но порка очень похожа символически на половой акт. Обнажение определенных частей тела, поза подставления, ритмичные телодвижения, стоны-крики, разрядка напряжения. Не знаю, проводились ли исследования, как связана склонность физически наказывать детей (именно пороть) и степень сексуального благополучия человека. Мне вот сдается, что сильно связаны. Во всяком случае, самые частые и жестокие порки наблюдались именно в тех обществах и институтах, где сексуальность была наиболее жестко табуирована или регламентирована, в тех же монастырских школах, частных школах, где традиционно преподавали люди несемейные, закрытых военных училищах и так далее.

Поскольку в глубине души взрослый обычно прекрасно знает, в чем истинная цель его действий, городятся подробные рационализации. А поскольку удовольствия хочется еще и еще, строгость усиливается все больше, чтобы всегда был повод выпороть. Все это описано, например, в воспоминаниях Тургенева о детстве с мамашей-садисткой. Так что, если кто с пеной у рта доказывает, что бить надо и правильно, и начинает еще объяснять, как именно это делать, да чем и сколько, как хотите, а у меня первая мысль, что у него проблемы на этой самой почве.

Самый мерзкий вариант – когда избиение подается ребенку не как акт насилия, а как, так сказать, акт сотрудничества. Требуют, чтобы сам принес ремень, чтобы сказал потом «спасибо». Говорят: «Ты же понимаешь, это тебе во благо, я тебя люблю и не хотел бы, я тебе сочувствую, но надо». Если ребёнок поверит, система ориентации в мире у него искажается. Он начинает признавать правоту происходящего, формируется глубокая амбивалентность с полной неспособностью к нормальным отношениям, построенным на безопасности и доверии.

Последствия разные. От мазохизма и садизма на уровне девиаций до участия в рационализациях типа «меня пороли – человеком вырос». Иногда приводит к тому, что подросший ребенок убивает или калечит своего мучителя. Иногда обходится просто лютой ненавистью к родителям. Последний вариант самый здоровый при подобных обстоятельствах.

8. Уничтожение субъектности. Описано Помяловским в «Очерках бурсы». Цель – не наказание, не изменение поведения и даже не всегда получение удовольствия. Цель – именно сломать волю. Сделать ребёнка полностью управляемым. Признак такого насилия – отсутствие стратегии. У Помяловского те дети, которые весь семестр старались вести себя и учиться хорошо и ни разу не были наказаны, в конце были жестоко пороты именно потому, что «нечего». Не должно быть никакого способа спастись.

В менее радикальном варианте, представленом во всей дисциплинарной модели, тот же Локк говорит буквально: «Волю ребенка необходимо сломить».

Чаще всего встречаются пункты 3 и 4. Реже 5 и 6, остальное еще реже. На самом деле 2 тоже, думаю, часто, просто про это не говорят, поскольку оно не выглядит проблемой и, наверное, ею и не является.

А вообще, по данным опросов, половина россиян используют физические наказания детей. Такой вот масштаб проблемы.

«Не хочу бить!», – что делать?

Бороться с «жестоким обращением с детьми» сегодня тьма желающих, а вот помогать родителям, которые хотели бы перестать «воспитывать» подобным образом мало кто хочет и может.

Я безмерно уважаю тех родителей, которые, будучи сами биты в детстве, стараются детей не бить. Или хотя бы бить меньше. Потому что их Внутренний родитель, тот, который достался им в наследство от родителей реальных, считает, что бить можно и нужно. И даже если в здравом уме и твердой памяти они считают, что этого лучше не делать, стоит разуму ослабить контроль (усталость, недосып, испуг, отчаяние, сильное давление извне, например, от школы), как рука «сама тянется к ремню». И им гораздо труднее себя контролировать, чем тем, у кого в «программе» родительского поведения это не записано и ничего никуда не тянется. Если им все же удается контролировать себя, – это здорово. То же относится к крику, молчанию, шантажу и так далее.

Итак, что же делать родителям, которые хотят «завязать»?

Первое – запретить себе фразы типа «ребенок получил ремня». Особенно меня передергивает от «ему по попе прилетело». Это языковая и ментальная ловушка. Никто сам по себе ничего не получал. И уж точно никому ничего от мироздания не прилетало. Это вы его побили. И под видом «юмора» пытаетесь снять с себя ответственность. Как кто-то написал: «он совершил проступок и получил по попе, – это естественные последствия». Нет. Это самообман. Пока вы ему предаетесь, ничего не изменится. Как только научитесь хотя бы про себя говорить: «Я побил (а) своего ребенка», –удивитесь, насколько вырастет ваша способность к самообладанию.

То же самое с фразами типа «без этого все равно нельзя». Не надо обобщать. Научитесь говорить: «Я пока не умею обходиться без битья». Это честно, точно и обнадеживает.

В той книжке, про трудное поведение, которую я цитировала, главная мысль такая: ребенок, когда делает что-то не так, обычно не хочет плохого. Он хочет чего-то вполне понятного: быть хорошим, быть любимым, не иметь неприятностей и так далее. Трудное поведение – просто плохой способ этого достичь.

Все то же самое справедливо по отношению к родителям. Очень редко кто ХОЧЕТ мучить и обижать своего ребенка. Исключения есть, это то, о чем шла речь в пункте 8, с оговорками – 6 и 7. И это очень редко.

Во всех других случаях родитель хочет вполне хорошего или, по крайней мере, понятного. Чтобы ребенок был жив-здоров, чтобы вел себя хорошо, чтобы не нервничать, чтобы иметь контроль над ситуацией, чтобы не стыдиться, чтобы пожалели, чтоб все как у людей, чтобы разрядиться, чтобы хоть что-то предпринять.

Если понять про себя, чего ты на самом деле хочешь, когда бьешь, какова твоя глубинная потребность, то можно придумать, как удовлетворить эту потребность иначе.

Например, отдохнуть, чтобы не надо было разряжаться.

Или не обращать внимания на оценки посторонних, чтобы не стыдиться.

Или убрать какие-то опасные ситуации и вещи, чтобы ребенку не угрожала опасность.

Или что-то превратить в игру, чтобы контролировать ситуацию весело.

Или сказать о своих чувствах ребенку (супругу, подруге), чтобы быть услышанным.

Или пройти психотерапию, чтобы освободиться от власти собственных детских травм.

Или изменить свою жизнь, чтобы не ненавидеть ребенка за то, что она «не удалась».

А дальше придуманные альтернативные способы пробовать и смотреть, что будет. Не подошло одно, – пробовать другое.

Привычка эмоционально разряжаться через ребенка – это просто дурная привычка, своего рода зависимость. И эффективно справляться с ней нужно так же, как с любой другой вредной привычкой: не «бороться с», а «научиться иначе». Не «с этой минуты больше никогда», – все знают, к чему приводят такие зароки, а «сегодня хоть немного меньше, чем вчера», или «обойтись без этого только один день» (потом «только одну неделю», «только один месяц»).

Не пугаться, что не все получается. Не сдаваться. Не стесняться спрашивать и просить помощи. Держать в голове древнюю мудрость: «Лучше один шаг в правильном направлении, чем десять в неверном».

И помнить, что почти всегда дело в собственном Внутреннем ребенке, обиженном, испуганном или сердитом. Помнить о нем и иногда, вместо того чтобы воспитывать своего реального ребенка, заняться тем мальчиком или девочкой, что бушует внутри. Поговорить, пожалеть, похвалить, утешить, пообещать, что больше никому не дадите его обижать.

Это всё происходит не быстро и не сразу. И на этом пути нужно очень друг друга поддерживать супругам, и знакомым, и просто всем, кого считаете близкими.

Зато, если получается, выигрыш больше, чем все сокровища Али-бабы. Приз в этой игре – разрыв или ослабление патологической цепи передачи насилия от поколения поколению. У ваших детей Внутренний родитель не будет жестоким. Бесценный дар вашим внукам, правнукам и прочим потомкам до не знаю какого колена.

www.pravmir.ru

Ремень - лучшее средство наказания ребёнка!!1

Решил и я отписаться на волне историй про ремни.

Рос я в семье, где наказывали относительно жестокими методами. Из них были и стояние в углу на протяжении 1-4 часов, и выливание недоеденной еды за шиворот, и тот самый пресловутый ремень. И у меня есть что сказать по этому поводу.

Били меня редко, но я не могу сказать, что поводы для этого были серьезные. В основном все причины моих наказаний были за плохие оценки и мелкое непослушание, аля не убрался в комнате. На самом деле, я и не помню причин, по которым меня били, зато отчетливо помню ту ярость со стороны отца, что была в эти моменты. Каждое родительское собрание для меня было сущим адом, так как за плохие оценки наказывали не учителей, а меня. Что вполне логично.

Как бы парадоксально не звучало, но я любил и люблю своих родителей, однако всё своё детство я их боялся. Не уважал, а именно боялся, были моменты и когда доходило до мыслей о том, что в старости буду бить их так же, как они меня. И это, на самом деле, сыграло злую шутку в наших отношениях.

В какой-то период подросткового возраста я очень сильно отдалился от них. Мы всё еще живём вместе, но у нас нет никакого диалога. Был даже момент, когда мы с мамой ходили к психологу, где её пробило на слезу (а её слёзы я видел буквально пару раз в жизни) о том, что ей не хватает общения со мной. Она ожидала, что я вырасту и стану общительней, как в детстве, но этого не случилось.

Отец очень сильно изменился, стал добрым и улыбающимся (понятия не имею что случилось, кризис среднего возраста?), но я до сих пор боюсь, что он на мою оплошность начнет орать на меня своим басом.

Пишу я это для тех, кто хочет придерживаться наказанием ремнём и дальше. Вы, возможно, и воспитаете хорошего человека таким способом, но рискуете потерять его как часть семьи. Многое из того, что было в моём детстве, можно было решить без криков или рукоприкладства. Я прекрасно понимаю, что во многом был виноват сам, но, возможно, если бы вместо агрессии я получал поддержку от родителей, то не вырос бы асоциальным человеком, неспособным общаться с людьми.

Бьёт не значит любит. Запомните уже наконец.

pikabu.ru

Ремень и розга: как наказывать детей за непослушание

Как правильно наказывать детей? До какого возраста и насколько сильно физически наказывать ребёнка? Как наказывать ребенка? Как толковать места из Библии, где говорится, что детей нужно бить (розгами)?

Отец двух дочерей, богослов и учитель Андрей Долганов делится библейскими и жизненными принципами правильного воспитания детей, а также объясняет места Писания, где говорится о наказании детей.

Андрей, давайте начнём с библейских советов о воспитании детей. Что  Библия говорит об этом?

Библия говорит о том, что воспитание должно начинаться с самого первого момента — принятия ребенка как дара от Бога.

Правильное воспитание начинается с того момента, когда будущая мама узнает о своей беременности. И в этот момент родитель и все родственники должны принять этого ребенка и ожидать его с любовью.

Писание говорит, что родители должны занимать активную позицию в воспитании своих детей. «Наставь юношу в начале пути его, и он не отклонится, даже когда состарится», — говорится в Книге Притчей.

У родителей должно быть единое понимание, как воспитывать ребенка. Им нужно знать, какие навыки он должен получить на различных этапах установления его как личности. Научить ребенка правильно себя вести дома, в гостях, на улице, как вежливо относится к родителям, старшим, близким.

Правильное воспитание начинается с того момента, когда будущая мама узнает о своей беременности. И в этот момент родитель и все родственники должны принять этого ребенка и ожидать его с любовью.

Если говорить о Притчах, то там написано следующее: «Кто жалеет розги свои, тот ненавидит сына, а кто любит, тот с детства наказывает его».

Это очень важный момент, потому что воспитание и наказание идут вместе. Их нельзя между собой путать.

Наказание — это не воспитание. Воспитание — это понимание правильных моральных принципов, которые родители хотят привить своему ребенку. А также — создание для ребенка физической, душевной и духовной безопасной зоны. И родители должны предпринять наказание, чтобы вернуть ребенка в эту безопасную зону, если он начинает нарушать границы, что может привести к физическим травмам или к тому, что он чему-то неправильному научится.

Наказание — это не воспитание. Воспитание — это понимание правильных моральных принципов, которые родители хотят привить своему ребенку.

Мама как-то наказала меня. Честно, не помню, за что. Но это был армейский ремень — я нормально получал, и в какой-то момент от него отлетела бляха и рассекла мне в голову. Я даже не видел кровь, но запомнил, как испугалась мама. По-моему, больше я никогда не видел ремня.

Думаю, твоя мама не справилась с гневом, не рассчитала силу. Поэтому я бы не рекомендовал наказывать армейскими ремнями. Есть понимание — розга, тоненькая такая веточка. Она не причинит большого вреда.

Хорошо, что ты начал говорить о том, что родители должны делать. Вот у тебя две дочери — тебе приходилось наказывать их физически?

Да, приходилось, как говорил мудрый Соломон: «Всему свое время, и время всякой вещи под небом». Наша дочь была желанна с самого начала. Мы молились за неё, благословляли её, но когда она, допустим, вела себя вызывающе в магазине или на улице, и когда уже не действовали слова и уговоры, то приходилось, конечно, её наказывать и физически.

У нас была специально пластмассовая линеечка, которую я применял. Но это было только в тех случаях, когда она не слушала предупреждения.

Наказание должно быть причинно-следственным. Оно должно следовать за неправильным поведением, приводиться им в действие.

Например, у нас был один случай. Мы собирались с семьей выйти в магазин — я, жена и Анастасия.

Сразу скажи, сколько ей лет было?

Годика три ей, наверное, уже было. И я прекрасно понимал, что когда она будет на публике, то захочет расширить свои границы свободы, захочет нами манипулировать, чтобы больше получить. Понимая это, я заранее с ней поговорил, еще когда мы были дома.

Я сел на корточки напротив — глаза в глаза — и сказал: «Анастасия, мы сейчас пойдем в магазин, но если ты себя будешь вести себя плохо, я, как папа, буду тебя наказывать. И общественное мнение не будет на меня влиять, потому что для меня гораздо важнее твоё воспитания. Ты поняла?» Она махнула головой. Я говорю: «Вот смотри — линеечку я беру вместе с собой».

Мы идем в центральный магазин, она начинает себя вести очень плохо — кричит, требует что-то купить. Я взял её спокойно за руку, вывел из магазина, сел опять так, чтобы мои глаза смотрели ей в глаза и сказал: «Анастасия, я тебя предупреждал, что если ты будешь вести плохо, я тебя накажу?» Она кивнула. «Поэтому ты получаешь наказание за своё непослушание», — я взял линеечку и легонечко хлопнул её по попе.

На улице, среди людей?

Да. И в тот момент к нам подошла беременная девушка, которая курила, и начала возмущаться, что я неправильно воспитываю своего ребенка. Что меня поразило, так это реакция моей дочери. Она повернулась к ней, грозно посмотрела и махнула рукой: «Тетя, уходи!» То есть, стала защищать наши семейные ценности.

Физическое наказание действовало где-то до пяти лет, после этого я перестал так наказывать своих дочерей.

Наказание должно быть причинно-следственным. Оно должно следовать за неправильным поведением, приводиться им в действие.

А с какого возраста начал?

С тех пор, когда ребенок начал уже понимать и слушать предупреждения, что его поведение сейчас неправильное, и это может привести к серьезным последствиям.

Андрей, вот у меня двое маленьких детей. Мне жаль их бить, можно ли как-то воспитывать их без физического наказания?

Думаю, так не получится. Пока ребенок маленький, он не понимает наставлений, он еще не может логически сопоставить свой поступок и последствия, к которым это может привести.

Когда трехлетняя дочь полезет двумя пальцами в розетку, я же не буду её останавливать словами: «Ты знаешь, электрический ток — это очень больно, тебя может очень сильно ударить или даже убить». В этот момент ты просто физически наказываешь ребенка, и у него появляется причинно-следственная связь: «Я не должен лезть туда, потому что это очень опасно и может последовать физическое наказание».

Следующий момент — когда ребенок начинает эмоционально раскручиваться, и в тот момент не может ничего ни слушать, ни понимать. Тогда для его нервной системы будет лучше физическое наказание. Это будет как холодный душ — он немножко поплачет, но придет в себя и тут же успокоится.

Наказание должно быть причинно-следственным. Оно должно следовать за неправильным поведением, приводиться им в действие.

Но как наказать так, чтобы не навредить ребенку?

Ни в коем случае нельзя наказывать рукой, ни при каких обстоятельствах! Рука должна ассоциироваться с защитой, родительской лаской, нежностью, обеспечением и помощью.  

В классе моей младшей дочери бегали такие ребятишки, по реакции которых я видел, как их наказывают дома. Если ребенок прячется от протянутой руки, значит, он получает подзатыльники, а если ребенок льнет под руку, я уже понимал, что нормально его наказывают.

Поэтому для наказания быть какой-то предмет. В Библии мудро сказано, что бить нужно розгами. Розги — это тоненькая палочка, которой бьют по мягкому месту. Она дает болевой эффект, но не способна глубоко поразить ткани.

Ни в коем случае нельзя наказывать рукой, ни при каких обстоятельствах! Рука должна ассоциироваться с защитой, родительской лаской, нежностью, обеспечением и помощью.

Дочь в детстве боялась линейки, а не моей руки. Она даже её прятала, и мне приходилось её искать. Или как-то она взяла эту линейку и стала мне угрожать, показывая, что теперь она имеет силу и власть над папой. Я посмеялся, конечно, забрал линейку и объяснил, что если она спрячет эту, то я куплю другую.

И следующий очень важный момент — никогда нельзя наказывать в гневе. В гневе, можно переступить болевой порог ребенка и ударить так сильно, что  потом у него будут физические проблемы.

Наказание должно быть причинно-следственным. Оно должно следовать за неправильным поведением, приводиться им в действие. Нельзя надолго откладывать наказания за нарушения. Это должно быть как можно быстрее, чтобы ребенок не забыл.

И следующий важный момент — наказав ребенка, тут же необходимо его принять. После того, как я наказывал своих дочерей, тут же обнимал их, прижимал к себе и говорил на ушко спокойным голосом: «Папа тебя любит, потому и наказывает. Если бы папа тебя не любил, то был бы равнодушным к твоему поведению. А я неравнодушный, потому что хочу для тебя лучшего».

Что делать, если не сдержался и в гневе наказал ребенка? Извиниться? Или не надо? А если надо, тогда как?

Мы говорили, что дети — это дар от Бога. Поэтому с самого раннего детства мы должны ценить их как личности, в то же время дети должны понимать, что мы тоже люди и можем ошибаться. Поэтому смирение в том, что перед ребенком ты готов признать ошибку и попросить прощение.

В моей семье было несколько случаев, когда я не справлялся и наказывал в гневе, кричал, может быть, сильно. То я потом просил прощения у своих дочерей. Я просто склонялся, чтобы был контакт глаза в глаза и просил: «Анастасия, прости папу, папа был не прав». Она улыбалась, целовала, обнимала меня и говорила: «Папочка, все хорошо».

Писание говорит, что родители должны занимать активную позицию в воспитании своих детей.

А было такое, что ребенок был не виноват, а вы наказали?

Разок, возможно, был. Мы не проверяли, кто из них дома напакостил, и я просил, как у младшей, так и у старшей дочери прощения.

Моя мама, когда хотела извиниться, то просила прощения каким-то делом — или кушать приготовит, или что-то купит, но без слов. Нормально ли так поступать или все-таки нужно говорить?

Думаю, все-таки надо говорить, потому что слово показывает наше смирение перед ребенком. Если родитель просто готовит еду, то это своего рода откуп от своего поступка, и у ребенка не возникает причинно-следственной связи. А он должен четко понимать, что за правильным поступком идет одобрение, поощрение и благословение в его жизнь, а за неправильным следует наказание.

Если родители ошиблись, об этом надо вслух говорить, чтобы ребенок осознал, что мы тоже можем ошибаться, но через эти слова они чувствуют уважение к себе как к личности.

Даже когда моему ребенку было 2-3 годика, я становился перед ним на колени, чтобы смотреть в его глаза, уважая тем самым его, как личность. Были случаи, когда дочь руки в бока упирала. Я ей говорю: «Ручки убери, ты еще маленькая так стоять».

А может Бог наказывать родителей за неправильное воспитание детей?

Конечно, потому что дети — это дар, который Бог дает. И дети приходят в семью на время.

Ребёнок должен четко понимать, что за правильным поступком идет одобрение, поощрение и благословение в его жизнь, а за неправильным следует наказание.

Как отец, я понимаю Божию иерархию власти, о которой пишет Апостол Павел: «Всякому мужу глава Христос, а жене — глава муж», и тогда папа с мамой — глава детям. Я правильно их воспитываю, правильно применяю наказание, когда это необходимо, и доверяю Богу в том, что когда я буду стареньким и не смогу работать, мои дочери будут воздавать мне добром и заботиться обо мне.

Наказанием для родителей, которые неправильно воспитывают детей, в том, что их дети могут не заботиться о них в старости. Такое наказание может быть потому, что нарушается Божий принцип воспитания детей.

Поэтому наш самый лучший вклад в будущее — это правильное воспитание наших детей. Нужно заботиться об их физическом здоровье, образовании и их духовном состоянии.

Все дети разные. Что ты можешь посоветовать родителям, чьи дети очень энергичные и непослушные?  

Прежде всего, важно больше проводить времени вместе в активных играх и заниматься спортом. К сожалению, многие родители вопрос воспитания концентрируют на удовлетворении физических и интеллектуальных нужд и проводят мало времени в совместных играх с детьми. Но именно в совместном занятии играми или хобби возникает эмоциональная привязанность. Поэтому если дети себя плохо ведут, лучше пойти с ними поиграть в футбол или волейбол, и когда они выбегаются, идти домой и уже спокойно говорить о каких-то других вещах.

Наш самый лучший вклад в будущее — это правильное воспитание наших детей. Нужно заботиться об их физическом здоровье, образовании и их духовном состоянии.

А если у родителей разные взгляды на воспитание и нет общей позиции?

Папа с мамой должны видеть единство в вопросах воспитания и наказания.

Если жена наказывает наших детей, я просто говорю: «Мама права, её необходимо слушаться», если же я наказывают детей, то жена говорит детям: «Папа прав».

Но есть проблема, когда, допустим, папа наказал, а дети тут же бегут к маме. И она говорит: «Ой, папа плохой, а мама такая хорошая!» Дети тогда начнут манипулировать, не будет целостности в воспитании. Детей потом очень сложно будет выводить на искренние разговоры, они будут искать пути, чтобы расширитьсвои границы — допустим для того, чтобы поздно приходить домой или начинать курить сигареты.

А вы договорились с женой поддерживать друг друга в этом вопросе?

Конечно, с самого начала нашей совместной жизни, когда мы еще ждали детей в нашу семью, мы договорились, что у нас будет единое понимание в вопросах воспитания, и никто из нас не будет нарушать авторитет родителя в глазах детей.

Как вы поступаете в ситуациях, когда, например, кто-то из вас наказал ребенка, но другой родитель этого не знает? Вы потом говорите об этом?

Мы это обычно сообщаем друг другу. Допустим, если я с детьми весь день занимаюсь, тогда коротко рассказываю жене, как они себя вели. Вначале наедине, потом в присутствии детей, чтобы они как можно меньше видели разногласий между папой и мамой в вопросах воспитания.

Еще хотел сказать, что есть различные виды наказания. Первое — это замечание, когда мы словам пытаемся остановить ребенка, сказать, что его поведение неправильное, и он должен остановиться. Если это не помогает —  предупреждение, когда мы сообщаем, что из-за своего поведения ребенок будет лишен определенных удовольствий — сладостей, или какой-то прогулки. После мы лишаем ребенка подвижности. Можно его посадить на стул, или поставить в угол. Когда он стоит в углу, его внимание не занято игрушками, мультфильмами, и у него есть время одуматься, поразмыслить о своем поведении. И уже последний момент — физическое наказание.

Важный момент — наказание должно быть соизмеримо с проступком. Чем более проступок может принести вред ребенку или семье, тем сильнее должно быть наказание. Тогда у ребенка фиксируется понимание, что этого делать нельзя.

Нужно чтобы дети как можно меньше видели разногласий между папой и мамой в вопросах воспитания.

Какой принцип в воспитании самый важный?

Всё начинается с понимания, что ребенок — дар от Бога, что мы должны принимать его с любовью, как подарок.

Нам необходимо молиться за детей и благословлять их. В Библии написано, что Иисусу приносили маленьких детей, Он возлагал руки и благословлял их. В моей семье действует этот принцип, потому что я верю в Иисуса Христа как своего Господа и Спасителя. Поэтому я благословляю своих детей, молюсь за них каждый день, а когда уезжаю в командировку или провожаю в школу, обязательно прошу, чтобы Бог их хранил от всякого зла.

Tags: Библия о воспитании детей, воспитание ремнем, как наказывать детей, послушные дети, счастливое детство

klub.life

Телесные наказания детей - побои или воспитание. Опыт проверившего на своей шкуре "вкус" ремня и что это дало спустя годы

Андрей Вишняков, психолог, тренер, практик: В сети пошла массовая пропаганда «декриминализации семейного насилия», под эгидой «психологов» стали выходить статьи в которых одобряется порка детей и шлёпанье. Читатели читают, видят подпись «психолог», опубликовано это в солидном месте и покупаются на эту, якобы «профессиональную» галиматью.

У меня нет выхода на такие «солидные» источники вещания «истины», поэтому вся надежда на Ваши перепосты, возможно кто-то из родителей задумается.

Мне сейчас 48 лет и из них больше 10 лет я активно проходил личную психотерапию в самых разных форматах, участвовал как клиент во многих группах и тренингах, был на многих мужских группах. И примерно столько же лет сам вел клиентов и тренинги, столкнулся с сотнями личных историй, в которых фигурировал ремень как «средство воспитания».

И я знаю теперь одно — это насилие, избиение, какими бы благородными целями оно не прикрывалось. Люди не животные, и их не надо «дрессировать» методом кнута и пряника.

Моя история про такое «воспитание» и последствия, с которыми всю жизнь пришоось разребаться.

Мама развелась с отцом когда мне был всего годик. Кроме меня был ещё ребенок — старший на 3 года брат. Мать вынуждена была пойти работать, а это была работа по сменам телефонисткой в воинской части. Таким образом её часто не было дома, а когда приходила была уставшая, вынуждена была заниматься хозяйством, а это был «финский дом» без удобств, а не квартира.

Развод заставил маму подсобраться, включить механизм «отец бросил вас, он бл…н и козёл и вы никому не нужны, кроме меня». Ну и дальше по программе, что мы «должны помогать маме, быть послушными и справляться со всем сами».

По большому счету, вместе с отцом я потерял и мать, не в физическом смысле, а в эмоциональном — теплую и принимающую, прощающую и поддерживающую. В материальном плане она готова была разбиться в лепешку, но сделать нас «счастливыми». Поэтому у неё меньше трех работ потом и не было: уборщица, завхоз, оператор котельной, дворник. Одна из работ всегда была на сутки.

Понятно, ей было тяжело. Алименты на двоих составляли 22 рубля, при минимальной в СССР пенсии в 70 рублей. Мы были очень бедными. И очень нам, как детям, не хотелось огорчать маму, где-то и поддержать. Но мы часто были предоставлены сами себе и нас мало кто учил как справляться с ситуациями.

Чаще всего был приказ от матери что-то сделать, убраться, помыть посуду, сделать уроки, помыть обувь. Но это не было ни игрой, ни совместным трудом вместе со взрослыми. Фактически нас сделали «взрослыми» и спрашивали по полной за выполнение приказов. Любая ошибка, забывание что-то сделать вызывали гнев матери и, как следствие, крик и «воспитание» ремнем. Иногда это называлось «дурь выбить», но чаще сопровождалось вопросом «Ты будешь мать слушаться?!».

Со скольких лет нас пороли? Мама говорит что отец применил ремень в отношении брата когда тому было 3 годика. Брат сам пришел из садика домой, за что и получил солдатским ремнем. Мать с гордостью показывает руку, на которой след от пряжки, это она вступилась за брата и получила ремнем по руке.

Опять же, со слов матери, брат после этого спрятался где-то в трубе под шоссе и не хотел оттуда вылезать. Можно представить тот ужас, который он испытал. Проявил инициативу, самостоятельность, своеобразную «взрослость» и огрёб. Отец, который должен защищать сына, поддерживать его смелость, инициативу, подавляет всё это. Не мудрено, что уже в подростковом возрасте брата у них произошел конфликт и до смерти отца брат не хотел с ним общаться.

А собственно, кто отвечал за то, что брат спокойно ушёл из садика? Кого наказывать надо было? И, собственно, какая катастрофа случилась что в 3 годика надо ремень было включить в воспитание? И чему это научило бы брата? И, главное, КТО воспринял бы «урок»? Какова дееспособность ребёнка в 3 года, то есть способность осознавать последствия своих действий и нести обязанности.

А если брата воспитатель терроризировал и он не выдержал? А если живот заболел и т. п. Его кто-то спросил? Он «нарушил» правила, этого, типа, достаточно. Ведь это же хорошее правило, быть в советском детском садике целый день без родителей. Кто там был, меня сейчас понимает. Из моих знакомых не знаю ни кого, кто бы был от садиков в восторге. Большинство описывают как фильм ужасов. И так ли нужен ремень, чтобы наказать ребенка за уход оттуда? Маме с папой. «Здравствуй сын, я тебе очень «рад», на-ка пряжкой по заднице, прими «воспитание«.

На мой взрослый вопрос, почему мать брата от ремня отца защищала, а нас сама порола, она отвечает, что в 3 годика нельзя ещё пороть, рано. Ну, а вот лет в 5-6 уже можно, поскольку уже «голова на плечах». Странно, почему уголовная ответственность только с 14 лет, а так бы всех лет с 5 и сажали бы, раз соображалка уже есть.

На вопрос, а зачем ремнём-то бить, звучит ответ: «А как вас ещё было воспитывать?». Но я бы задал другой вопрос, когда воспитывать? Если ты на трех работах и дома не бываешь.

Войти в положении матери можно, и даже понять. Полная вымотанность, желание всё чтобы было как лучше, чтобы никто не подумал что она «плохая мать». Желание, чтобы хотя бы дети «любили» и поддерживали её, раз муж предал и оставил. Эти ж не должны предавать, а должны «слушаться», чтобы хоть чуть чуть облегчить ей жизнь.

И вот тут появлялся ремень. Именно как средство «воспитания». Плохо помыл посуду или пол в 4-5 лет — получи. Что-то разбил — получи. Подрался с братом — получи. Учителя в школе нажаловались — получи. Порезал обивку дверей в подъезде из мести — получи. Главное, никогда не знаешь когда и за что получишь.

Страх. Постоянный страх. Всё детство в страхе что будет больно, невыносимо больно. Страх, что получишь пряжкой по голове. Страх что выбьет глаз. Страх, что мать не остановится и тебя убьет. Женщина, мать, которая тебя должна защищать от угроз, от повреждений, от врагов превращается в монстра, от которого не знаешь чего ожидать.

Я даже не смогу описать, что я испытывал, когда от ремня залезал под кровать, а мать оттуда доставала и «воспитывала». Когда я залезал в шкаф и там находила. Но самое страшное, когда я или брат прятались в туалет или ванной, а мать срывала щеколду, вытаскивала оттуда и порола. В квартире не было ни одного уголка где бы можно было спрятаться от «воспитания».

«Мой дом — моя крепость». Ха. У меня ДО СИХ ПОР нет своего дома, кроме моей большой машины, переоборудованной для путешествий. И только с машиной в 40 лет оно, ощущение «дома» появилось. Мать выбила, в прямом смысле, из меня ощущение, что дом — это то место, где хорошо и безопасно. И что она мне, скажите, «воспитала» этим ремнём?

Страх. Я всю свою жизнь боялся сделать что-то «не так». Превратился в перфекциониста, который должен всё делать на «отлично». Скажите, а чего такого, это же даже хорошо, дерьма делать не будешь. Как бы не так. На ошибках люди учатся, сперва делают так себе, потом исправляют и с каждым разом делают всё успешнее. А мне ведь ошибаться нельзя, за это можно и ремнем получить, поэтому как лучше всего делать? А НИКАКАК . Лучше и не начинать, тогда ты просто «оболтус» и «ленивый». Но ремень всё же больнее.

И теперь представьте через какие самобичевания, усилия, сомнения мне приходилось проходить, чтобы хоть что-то начать. А сколько я бросил интересных увлечений, натолкнувшись на малейшее препятствие. А сколько я на себе волос вырвал и на сколько дней, месяцев зависал в мыслях, что ни на что не способен.

Как тут «помогал» ремень? Ну, видимо, по представлениям матери он ограждал меня от ошибок. Кто же будет ошибаться, зная что ремень это больно? А знаете, что ребенок в такой момент думает, если накосячил? А я знаю. «Я урод, все делаю через жопу. Ну зачем я маму расстроил? Ну кто меня просил так делать? Я сам во всем виноват!».

Вряд ли поклонники «воспитания» ремнем содрогнутся, а у меня слёзы наворачиваются, когда вспоминаю как я бросался в ноги к матери и умолял: «Мамочка только не бей! Мамочка прости, я больше не буду!». Мне в тот момент было без разницы, буду я делать так же снова или нет, мне хотелось одного, чтобы не били. «Воспитание».

Как-то у матери я не давно спросил, понимает ли она, что это БОЛЬНО, ремнем по спине, по плечам, по заду, по ногам. Знаете что она говорит? «Да где там больно? Не выдумывай!». И молчит, когда я ей предлагаю представить, что ее ремнем охаживает великан килограмм 200. Ведь ребенок весит 20 кг, а мама под 70. На секунду представьте размах и силу удара женщины, находящейся в гневе. Если вы не поклонник BDSM, а вы в 3 раза меньше по размерам, думаю передёрнет .

Но это было ещё не полное «воспитание», я вытеснил, а мама напомнила, что у нас всегда дома была хворостина, фактически розги, и мать ее активно применяла. Впрочем, как и прыгалки. Только вот мама до сих пор не довольна, что мы эту хворостину постоянно от нее прятали.

Знаете, игра такая, веселая, называется «спрячь хворостину». И вовсе не потому, что это не выносимо получать розгами по детскому телу. Не верите, что больно? А в лесу срежьте и стеганите себя по руке-ноге. Проверите. А теперь представьте, что у вас детская кожа и детская чувствительность и «повоспитывайте» себя, наверняка где-то накосячили в последние дни и есть за что наказать себя .

Резонно спросите, а что такого? Уже все в прошлом. Да и мама вот говорит, что только благодаря ремню не спились, не скурились и стали людьми. Стали же? И вот теперь про то, что же «стало», про то, что не любят говорить, проводя параллель. Я провел, поскольку психотерапия давалась трудно и многое сопоставил и многое всплыло и дало ответы откуда у меня взрослого проблемы.

Но пока снова в детство. Думаете порка предотвращала наши с братом косяки? Да ни на грамм. Как мы дурили, так и дурили. Как учителя жаловались, так и жаловались. Как что-то ломали, так и ломали. Как дрались, так и дрались. То есть «воспитывать» ремнем было всегда за что.

Спрашивается, где эффект? Где уменьшение причин для ремня? Где лучше успеваемость в школе? Где меньше опозданий? Где меньше хулиганских пацанских проступков, типа наворовать яблок на дачах или взорвать карбид на стройке. Где ответственность за поступки? Может нас удержала мать ремнем от чего-то более страшного?  Одна беда, всё время было за что наказать, значит в ангелов не превращались. А может это был задел на взрослые годы? Ведь целью «воспитания» является будущее, и по фигу что ребенку в-сейчас страшно и больно, зато потом…

Так вот. Чувства. Знаете какое было главное когда стал чуть постарше? Удивитесь — месть. «Вырасту — отомщу!». Хотелось одного, отплатить матери за боль тогда, когда появятся физические силы. Ударить в ответ. Наверное найдутся и те любители порки, кто сейчас скажет : «Вот сволочь, мать ему всю жизнь отдавала, человека из него вырастить хотела, а он — неблагодарный!». Так до того, как я в «человека» стал расти, я прошел опыт зверька, загнанного в угол. Я, как любой зверь, хотел бросаться и кусать того, кто делает ему больно. Инстинкт. Защита своей жизни. Но от кого? Кто тот агрессор, который делает тебе больно? Родная мать. Думаете она была мне в тот момент «родной»? В ответ на боль, я хотел одно — сделать больно в ответ, а если не сейчас, то отомстить!

Поверьте, это страшно, хотеть убить свою родную мать, которую ещё и любишь. С каждым её «воспитанием» ремнем или хворостиной, я всё дальше и дальше от неё отдалялся. Став взрослым, она стала мне совсем чужим человеком, эмоциональной близости нет совсем, только «родная кровь» и благодарность за то, что вырастила. Всё. Теплоте не откуда взяться. Она потеряла меня там, когда уничтожала.

Скажите, не выдумывай! Она ж тебе же лучше делала, предостерегая тебя от ошибок. Ан нет, именно «уничтожала» мою животную, самцовую сущность по защите себя, своего тела. Она лишала меня возможности сопротивляться, защищать себя от боли, отвечая агрессией на агрессию. Она вносила странное понятие «любви» в мою реальность. «Любовь — это когда больно».

И уже тогда я научился закрывать Сердце. Уже тогда я научился агрессировать на каждый «наезд» или «непонимание» в отношениях. Я научился замораживаться и выключать все чувства, просто исчезая из коммуникации. Уже тогда я научился быть в отношениях, которые меня разрушают, в которых мне больно.

Но самое печальное, я «научился» отключать тело, ощущения, боль. И потом много много спортивных травм, истязания себя в марафонах, обмерзания в походах, бесчисленные ушибы и синяки. И осторожности ноль и заботы о теле. Мне просто было ПЛЕВАТЬ на свое тело, болит, болеет ну и хрен бы с ним. А то и вовсе не замечал что что-то повредил и надо бы лечить. Результат — убитые колени, спина, травматический геморрой, истощенный организм, плохой иммунитет. Так чему тут ремнем «воспитали»?

В мои 12-13 лет произошел переворот. Мать пришла как-то с мужиком домой, и шла к себе в комнату через мою, проходную. Ну и ногой стала с дороги отшвыривать мои машинки и солдатики. Сказала что «выбросит вообще, если ещё раз такое увидит». Я заступился за игрушки, за что получил пинка — «воспитывала».

Ну, а теперь на секунду представьте, сколько во мне накопилось на тот момент «воспитания», если я встал и сказал ей: «Ещё раз тронешь — убью!». Родной матери. Наверное это предполагалось эффектом «воспитания-порки»? Вот ведь гад, воскликнут адепты ремня, ведь мать всю жизнь ему отдала, горбатилась на 3-х работах, замуж даже не вышла повторно. А кто «воспитал гадом»?

И вот вопрос, а убил бы? А кто проверил? Больше меня ни разу мать не тронула. Мужик попытался влезть, на что был послан, и вот ему бы точно глотку в тот момент перегрыз бы. Он понял и не лез.

Результат для будущего? Отсутствие доверия к женщинам. Постоянные агрессивные реакции на любое их «нарушение» моих интересов, границ. Фактически невозможность строить нормальные, спокойные принимающие отношения. Почти полное отсутствие толерантности (терпимости) к ошибкам и несовершенству партнерши. Практически мгновенное выключение чувств и отстранение от человека. Иногда наказывал холодностью, превращаясь в киборга. Ну и эта гребаная «истеричность», психические срывы если что-то идет не так. Повышенный голос, часто просто орал во весь голос, суета, разбитые о стены кружки. Ушли сотни часов терапии и тренингов чтобы хоть что-то с этим сделать.

Но, самое печальное, я боялся быть… отцом. Да! Я не хотел своим детям той же судьбы, что была у меня! Я знал, что агрессивный и что я начну бить детей, а я не хотел их бить, ой, простите, «воспитывать». Я не хотел на них орать, а я знал, что буду орать. Итог — у меня нет детей, мне 48 лет и не факт что уже есть здоровье их «организовать». Выстудил себе весь организм, помните «заботу» о себе?

Брат, знаете, что подростком заявил матери? «Я не дам тебе своих детей на воспитание!». Именно потому, что она била его, ой, «воспитывала ремнем». Мать до сих пор ему это заявление простить не может. Уже правнуки. Отношения у них натянутые и мама брату периодически мозг выносит, доводя до белого каления .

Когда братовой дочке было 1,5 годика, мать меня просила убедить брата, чтобы он «надавал по губам внучке». Знаете за что? Она кусала тётю, которой было за 80 и брат взял её к себе в квартиру и поселил ее в комнате дочки. Та тупо воевала с «агрессором», занявшим её территорию. Но мамина фраза шикарна: «Если ей сейчас по губам не надавать, что же из неё вырастет?» .

Повторюсь, девочке было полтора (!) годика. «Воспитание», закричат адепты ремня. «Защита своих границ», скажет адекватный психолог. А способ не тот? А какой он у ребенка в этом возрасте, если и говорить еще не умеет? И если чужая женщина-завоеватель норовит на руки взять? Отнимите у домашней собачки вкусную косточку…

Чему научит «воспитание»? То что не защищай себя, свою территорию? И как выросшая девушка поведет себя когда на неё нападут? А когда травить в классе или на работе будут? А когда собственности лишать будут? Условный рефлекс собачки Павлова как сработает? Правильно, не рыпайся, а то по губам получишь. И не будет рыпаться и кричать, даже если грабят или насилуют. Поверьте, десятки таких клиенток было.

Отношения. В 15 лет я запал на девушку и это был полный каюк. Ругались-мирились-расставались-сходились-ругались-расставались-женились-ругались-развелись. Помните, «любовь, когда больно». Мне было ОЧЕНЬ больно. Бесконечные ссоры, предательства, претензии. Так 7 лет, из них всего 2 года брака.

Я женился в 21 год с полным ощущением того, что это мой ПОСЛЕДНИЙ шанс, и что я такой «урод» никому больше не нужен. Ведь фраза при «порке-воспитании» была: «Всю жизнь матери испортили! Не любите совсем мать!». То есть я не любящий человек, сволочь и козел, весь в отца. Никакая нормальная женщина не полюбит и замуж за тебя не захочет.

Моя мужская самооценка была равна нулю, хотя я был обладателем мускулинного крепкого тела. «Я из тебя всю дурь выбью!» — фраза от мамы, выбила и остатки самоуважения и самоценности. Я же все только порчу, за что и получаю ремня. Поэтому, каких-то нормальных отношений у меня и не было, даже на дискотеках боялся подходить к девушкам. Да я вообще БОЯЛСЯ женщин. Просто как данность, не знал что с ними делать и что от них можно ожидать. Итог — совершенно разрушительный брак, который меня вымотал до основания. Так чему там мама «воспитывала ремнём»? Уверенности в себе?

И вот теперь главный результат маминой «любви» ко мне через ремень. Брак был последней каплей, жена «воспитывала» меня шантажируя сексом и вынося мозг не хуже мамы. «Любовь» становилась все больнее и больнее. Развод и Сердце закрылось. Намертво. Следующие 25 лет я даже не влюблялся! Быть в близости, доверять, стало слишком опасно.

Спросите, как это-то с поркой связано? Да просто, чем ближе человек, тем рядом с ним больнее и лучше быть от близости подальше. Там била-«воспитывала» самый родной человек мама, тут моя первая любовь, любимая женщина тоже делала больно, «воспитывала». Учительница, кстати. И тоже, я ж во всём виноват. Боялся встретиться случайно с женой много лет, чтобы опять не вернуться в эту «жизнь в любви». И 20 лет после развода называл ее «женой», а не «бывшей». Привычка быть в ситуации насилия, хотя бы над собой.

Ну можно ещё описать «побочные» эффекты от «воспитания». Кратенько.

По молодости, да и сейчас порой, страх ввязаться в драку, тело просто вымораживается и внутри живет «поражение», ведь матери я как защищающий себя проиграл много раз. Просто всё обмякает, страшно. И не помогает даже черный пояс и выигранные драки. Тело предает, научилось сдаваться. Фигня? А если надо будет защищать близких? А если кого-то надо в транспорте защитить?

Постоянно мышцы низа спины, ягодицы в гипертонусе. Как собрались тогда, так и не расслабляются больше. Зад круглый, красивый, говорят женщины, но и геморрой пришлось лечить и спина-колени больные. Вообще тело плохо расслабляется, ведь «кругом враги», я все время на стреме и жду удара. Мать была не предсказуема и ремень в любой миг мог начать свистеть в воздухе.

Я пессемист и склонен к депрессивному состоянию. Точняк результат «воспитания ремнем», поскольку в детстве перспективы не было, а точно знал, что «прилетит». Постоянное ожидание негатива и неверие, что беда обойдет стороной. Перестраховываюсь везде и всюду. Тотальный контроль.

Ну и постоянное нежелание убираться, мыть посуду, заниматься хозяйством. За все за это пороли и, когда стал взрослым и самостоятельным, вошел в тотальный протест. Просто забиваю на все домашние дела, уборку, ремонт. А-у-у! Где же ты, подкрепление позитивного опыта «ремнем-воспитателем»?

Семейственность. Нету. Тотально. С братом вижусь раз в год на его день рождения. С матерью раньше не чаще пару раз в год, сейчас проще, поскольку почти не цепляют её закидоны и уже мало на что реагирую. Стараюсь принимать как есть, но особой теплоты нет. «Воспитание» сильно отдалило. С другими представителями и материнского и отцовского рода желания общаться нет. Я стал волком-одиночкой и не ценю родственность. С племянниками и их детьми не общаюсь.

Одиночество. Это страшно, когда ты, ребенком, знаешь что тебе некуда пойти за защитой. Мать — бог всевершитель. Хочет любит, хочет наказывает. Ты остаешься один. Совсем. Тотально. Главная мечта детства — уйти в лес и там умереть, как слоны в саванне, чтобы трупным запахом никому не мешать. Я ВСЕМ МЕШАЮ! Главное ощущение, преследующее меня и в детстве и во взрослой жизни — Я ВСЕ ПОРЧУ! И одиночество.

Бог. А зачем? Чтобы так же наказывал-воспитывал как мать? Можно ли ему верить? А где он был, когда меня мать «воспитывала» и мне было страшно до безумия?! Когда я вопил от ужаса, моля мать о пощаде. Он мне помог? Я спроецировал на него всеужасающую Мать и потерял его, и тут стал волком-одиночкой. Потребовались годы, чтобы научиться доверять и принимать, опираться. Годы тотального одиночества.

Семья. После развода так и не женился, никого из тех, с кем жил не любил, открыто говорил, что детей не хочу. Фактически семью ни с кем и не построил. Возможности быть «близким» полностью утратились. Ушли годы терапии и мужских групп, чтобы снова открыть Сердце, начать любить. «Воспитание»… чего? Не спился зато, и не скурился. Показатель счастливой жизни, однако.

Знаете, какой у меня любимый тренинг, который я провел много раз? Про границы. Мать, своим «воспитанием ремнем» переходила все границы, и физические, и эмоциональные, и поведенческие и социальные. Я стал экспертом по границам и учу людей их защищать .

Последнее. Знаете, что самое страшное когда тебя ремнем «воспитывают» и им плевать что ты чувствуешь в этот момент? ТЕБЯ НЕТ. Ты нуль. Ты прозрачный. Ты механизм, который плохо работает. Ты отравитель чей-то жизни. Ты беспокойство. Ты не человек, ты НИКТО и с тобой можно делать все, что угодно. Ты кукла, которая плохо работает и её надо починить. А знаете как это для ребенка быть «прозрачным» для своей матери, отца?

Лучше и не знать. Воспитывайте лучше своих детей без ремня. Видьте их, принимайте их, ругайте их действия, но не превращайте их в «плохих». «Хороший индеец — мертвый индеец». Ребёнок может и «умереть» символически, «убив» в себе всё, что мешает жить маме и папе, фактически Себя. Став удобным, куклой. Либо став агрессивным и активно воюющим со всем миром. Что ничуть не лучше.

ЛЮБИТЬ. Правда что-то общее слово содержит? Собачек тоже любят и «воспитывают» дрессируя. Вы хотите чтобы из ребенка кто вырос? Преданная собачка, которая вас не огорчает? Озлобленный зверёк? Или человек, любящий жизнь, мир, вас, других, себя?

«Других же били и вон, ни чего, люди выросли». Спросите у них, как им было и как есть в тех темах, что я тут описал. Спросите у их близких, каково им быть рядом с этими «продуктами воспитания ремнём». Многое интересное узнаете.

Смотрите также вебинары Екатерины Мурашовой: «Сам себе режиссер. Выбираем стратегию воспитания» Лекция «Первый детский разряд»

Открытый урок «Воспитание без наказаний» с Александром Колмановским Веб-марафон для молодых мам «Введение в материнство» (7 вебинаров)

soznatelno.ru

Выпоротые поколения: как и зачем наказывали детей

СодержаниеЧеловек разумный и другие животныеДревнейшая история поркиНе оставляй юношу без наказанияСредние века: и пусть никто не уйдет непоротыйОкончание господства розгиНе бей и не наказывай ребятПороть нельзя наказывать

300 лет, три столетия мы решаем, можно или нет наказывать детей. Бить или не бить? Какое поколение лучше — поротое или нетронутое? Мировая педагогика обсуждает, обыватели не отстают. Сторонники наказаний указывают, что раньше и в школах, и во всех семьях, включая царские, физическое наказание было нормой, и все успешно росли, развивали науку, двигали прогресс и уважали старших. Повсеместно наблюдаемых сегодня нравов и тяги к праздности практически не было.

Противники утверждают, что насилие и любовь к ребенку не совместимы. Жестокость или озлобляет, вызывая ответную агрессию, или подавляет волю в человеке, лишая возможности вырасти полноценной личностью. В день защиты детей MedAboutMe рассказывает об истории наказания детей, почему оно считалось обязательным раньше и отчего мнение в обществе начало изменяться.

Человек разумный и другие животные

В животном мире наказания детенышей — явление распространенное. Кошка может кусать, отталкивать, бить лапой котят, медвежонок, решившийся прогуляться один, получит отлуп от мамы-медведицы. При этом «зверские» родители инстинктивно учат детей подчиняться правилам поведения, вырабатывая рефлекс «неправильное действие-боль». Родительские инстинкты снижают силу воздействия на малышей, не допуская травм. При этом звери тоже способны реагировать в зависимости от настроения и самочувствия: больная мать чаще «огрызается» на выводок, ну а сытый и здоровый взрослый позволяет малышне некоторые излишества и свободу в играх. Человек же разумный способен приспосабливать способы воспитания под требования обстановки.

Древнейшая история порки

В первобытных племенах наказания приняты не были. К такому выводу пришли социологи, изучающие жизнь закрытых, изолированных групп, встречающихся сегодня в глухих уголках планеты. Жизнь в условиях охотничьего племени и так тяжела, и про все опасности дети быстро узнают сами: угрозы голода, болезней, травм и нападения хищников понятны и так, и наказывали только в крайне редких случаях, если ребенок никак не понимал, как себя надо вести, озорничал сверх меры, пытаясь, к примеру, пойти на охоту в одиночку.

С наступлением неолита, когда к охоте и собирательству добавилось примитивное сельское хозяйство, появились зачатки общинной дисциплины. Если в племени станет вдруг меньше людей, молодежь решит отделиться и уйти, пострадают все. А значит, старейшинам пришлось изобретать понятие авторитета взрослых, определенных правил общения, социального этикета. Чем больше правил — тем выше шанс их нарушить, тем чаще требовались наказания.

Обработка земли привела и к тому, что при столкновении с соседями племя уже не могло сразу сняться и покинуть место. А значит, начинались войны, при которых требовалось беспрекословное подчинение. Однако даже на фоне новых правил и опасностей физические наказания не были распространены.

Коряки, дальневосточная народность, вплоть до ХIХ века жили в неолитическом культурном строе. Даже спустя сто лет физические наказания у коряков — большая редкость. Меры воздействия в основном связаны с кормлением: если ребенок ленится, не желает работать со всеми, его перестают кормить. Так демонстрируют необходимость вклада каждого в общее дело — добычу пищи.

Не оставляй юношу без наказания

А вот с окончанием эпохи первобытно-общинного строя начинается семейное воспитание. Общины увеличиваются, разделяются, и дети воспитываются уже не всеми взрослыми племени, а только родителями. Общественный контроль резко снижается, появляются неблагополучные семьи, беспризорные дети, набирает обороты криминальный мир. А дети «семейные» общаются вне дома с различными людьми, набираясь разных точек зрения и начиная критиковать родителей. Поэтому с окончанием общинного уклада во всем мире резко увеличивается количество наказаний, ужесточается дисциплина и среди взрослых, и среди детей.

Чем выше уровень развития, тем больше вариантов семейных и личных бед. Теперь это не только голод, болезни, травмы и хищники, но и вероятность разориться, быть обворованным, впасть в немилость у вышестоящего лица. Поэтому и требования к детям растут: надо вести себя так, чтобы родители «не теряли лицо».

Целых 20 веков в любом хоть немного развитом обществе не существовало ни семьи, ни школы, где розги, палки, линейки и ремни не применялись бы в качестве орудия воспитания. Исключение составляли крайне редкие семьи с идеальными детьми (если они — не выдумка авторов романов и мемуаров), и те ячейки общества, где до детей никому не было дела. Все остальные, как видно из античных рисунков, сочинений древних греков и римлян, поддерживали практику порки.

Известно наставление, приписываемое царю Древнего Израиля Соломону (IХ век до нашей эры): «Не оставляй юношу без наказания: если накажешь его розгой, он не умрет; ты накажешь его розгой и спасешь его душу от преисподней».

Безоговорочное послушание, навык переносить лишения, скрывать свое упрямство и гордость — вот качества, которые родители и учителя воспитывали в детях. Зачем это было нужно? Так подготавливали к суровым условиям жизни, когда легкомыслие, леность или излишнее свободомыслие приводили к потере рабочего места, участка земли или урожая, а значит, к бедности и смерти.

Чем выше был требуемый уровень дисциплины, тем суровее пороли детей. Наиболее жестокими были наказания в государствах, часто воевавших с соседями, в торговых империях (из-за риска торговых сделок дисциплина и послушание стремились к армейскому стандарту). Активно применялись физические наказания в религиозных училищах для «смирения духа». А вот в тех семьях, где основным занятием были скотоводство, земледелие, не связанные с торговлей или набегами на соседей, розги использовались редко из-за незначительного количества правил.

Детей не только пороли. Фантазии в разнообразии наказаний не было границ. Если мы помним про порку да стояние на коленях на сушеном горохе для европейских и русских детей, то древние ацтеки подходили к делу с «огоньком», причем порой в буквальном смысле слова.

За мелкие проступки родители могли намазать глаза ребенка жгучим перцем или заставить дышать дымом от костра с порошком перца чили. За ложь в губу вживляли иголку горького кактуса и запрещали вынимать. В тяжелых случаях ребенка дозволялось оставлять спать на улице в грязи, предварительно связав, или же продать в рабство.

Средние века: и пусть никто не уйдет непоротый

В дошедших до нас трудах великих педагогов, различных вариантов «Домостроя» и правил разных народов розги или порка упоминаются везде. Обсуждается количество ударов, поводы для наказания, виды, подручные средства — но не сам метод воспитания.

Более того, розги и различные иные способы наказать физически применяются не только к детям, но и ко взрослым. Так суровость и опасность внешнего мира сказывалась на методах воздействия общины или общества на отдельных ее членов, и маленьких, и больших.

Удивительно, но в воспоминаниях и мемуарах, дошедших до наших дней, можно прочитать только сетования на то, что вот такое наказание настигло несправедливо, побили невиновного. Но вот сопротивления и отрицания порки как воспитательной методики не встретить.

Наказаний было немало, и тратить на них время каждый раз было неосмысленно. Поэтому, а также, чтобы придавать воспитательным мерам завершенность, во многих семьях был специальный «день порки», как правило, суббота. Тогда «оптом» вспоминались все проступки, ребенок получал свою дозу воспитания и индульгенцию на ближайшую неделю.

Окончание господства розги

Первые шаги к нелепым мыслям о том, что ребенка можно воспитать без розги, предприняли, конечно, аристократы. В эпоху Просвещения их посетила безумная мысль о ненасильственной педагогике, и это неудивительно. Именно в этом сословии к ХVIII веку появились закрепленные за семьями земли и угодья, то есть за проступок молодого повесы их отобрать стало невозможно. А значит, если уж в семье вырос не патологический мот и азартный игрок, кусок хлеба с маслом у родственников никто вырвать не сможет. Значит, и принудительно вбивать правила поведения и послушания смысла нет, есть время объяснить, обучить, приставить гувернантку.

Но до начала распространения идеи о возможности воспитания без порки пройдет еще целый век. Расслоение в обществе велико, у крестьян нет такой страховки, как у дворянства, ну а дворянство тоже непросто отходит от «вбитых» мер воспитания. Только к середине ХIХ века вырастает достаточно представителей «непоротого поколения» в верхах, чтобы мысль о взращивании дитяти без розги смогла начать распространяться.

Николай Пирогов, известный русский хирург, прославился и в педагогике. В статье «Нужно ли сечь детей, и сечь в присутствии других детей?» (1858) он выступил за отказ от физических мер воспитания, называя их безнравственными и циничными. Пирогов ратовал за полную отмену телесного наказания в школах, а в семьях допускать только в виде самой крайней меры.

Несмотря на прогрессивные идеи, пороть детей продолжали. Так, до нашего времени сохранилось судебное постановление об оправдательном приговоре смотрителю духовного училища, засекшему десятилетнего ученика до смерти. Официально в школах России порку и прочие виды физического воздействия отменили в конце девятнадцатого века. Неофициально, конечно, в простонародных заведениях все продолжалось до распространения советский власти, а то и после.

Не бей и не наказывай ребят

Революционеры, как французские, так и российские, из идеи о воспитании без наказаний взяли тему освобождения от тирании даже ребенка. Физическое насилие подавляет свободу воли, воспитывая удобного для эксплуатации правящим классом раба. А значит, воспитание должно базироваться на ответственности и взаимопомощи.

Эти идеи распространились в начале прошлого века только на словах. Мировые войны, потрясения, голод и экономические депрессии быстро отменили гуманистические принципы воспитания, вернув требование дисциплины.

«Не бей и не наказывай ребят, веди их лучше в пионеротряд!» Благодаря идеологической подоплеке отказа от физического насилия Россия в середине ХХ века оказалась одной из двух (всего двух!) стран, где существовал запрет на телесные наказания в школах. Второй страной была Германия.

Хотя нарушения правила встречались не так уж редко, особенно в послевоенное время, сам факт запрета битья учеников в школах был уже большим достижением.

Пороть нельзя наказывать

В 70-х годах прошлого века все чаще стали говорить о недопустимости физического наказания детей. Определенной вехой стала и Конвенция ООН о правах ребенка, принятая в 1989 году. Однако общество не настолько быстро изменяется, и детей наказывают, хотя физически — уже не так часто и не так сильно.

На смену (а порой и в дополнение) телесным наказаниям приходят наказания социальные. Первыми их широко стали вводить в практику педагоги в школах, лишенные привычного способа воздействия. Не принять в пионеры, поставить двойку за поведение, назначить дополнительное дежурство, а то и оставить на второй год отчитать перед всей школой, повесить на шею табличку «неуч», «хулиган», «неряха», высмеять в стенгазете — эти меры воспитания использовались в советских школах в процессе становления новой педагогики. Некоторые подросшие дети вспоминали, что намного проще было бы выдержать порку, чем пройти через «позорный ряд» или стоять на виду у всей школы с табличкой.

В семьях стали чаще применяться меры психологического воздействия: бойкоты, отстранение от внимания взрослых, запреты на привычное взаимодействие. К примеру, Михаил Зощенко в «Золотых словах» описывал, как детей за невежливость наказали отлучением от совместного ужина со взрослыми в течение двух месяцев. Есть можно, общаться — нет.

Сегодня тоже можно встретить советы, которые указывают на пользу психологического давления на ребенка в качестве меры наказания. Пусть, мол, он поймет, насколько родитель обижен его поведением и так его не одобряет, что даже разговаривать не хочет. Насколько эффективно наказание молчанием, бойкотом, игнорированием детей?

Комментарий экспертаЕкатерина Сафонова, психолог портала «Я-родитель»

В целом, лучшее воспитание — воспитание без наказаний. Конечно, на практике чаще всего это оказывается невозможным ввиду множества факторов и причин, но есть способы, которые использовать нельзя (если, конечно, вы хотите вырастить счастливого и гармонично развитого ребенка).

Один из таких способов — наказание ребенка молчанием. «Если ты сейчас же не перестанешь кричать, я не буду с тобой разговаривать», и такое молчание может длиться очень долго. В моей практике были дети, с которыми мамы и папы не разговаривали несколько месяцев. Давайте рассмотрим причины, по которым такой способ воспитания является неприемлемым.

Ребенок начинает чувствовать себя отвергнутым. Родители — самые важные и главные люди в жизни каждого ребенка, и если вдруг эти важные и главные люди перестают с ребенком разговаривать, он чувствует себя одиноким, ненужным, отвергнутым. Также у него создается впечатление, что родителям нет до него дела, им просто не интересно, что же происходит в жизни их чада. Такое молчание со стороны родителей является очень травматичным для ребенка, а о последствиях психологической травмы можно говорить очень долго. Самое важное — то, что травмированный ребенок испытывает трудности в дальнейшем развитии, у него снижается самооценка и появляются барьеры в коммуникации. Родитель не может воспитывать ребенка, не вступая с ним в диалог. Соответственно, на время родительского молчания чадо остается без должного воспитания, внимания и ресурса для развития. Естественно, на психике и поведении ребенка такое отношения родителей сказывается крайне негативно.

Диалог — это единственный адекватный способ воспитания ребенка любого возраста, особенно подростка. Если ребенок лишен этого диалога, он начинает черпать информацию и ресурсы из других источников, которые кажутся ему авторитетными. Для малыша это будет воспитатель в детском саду, для младшего школьника — классный руководитель, для подростков, конечно, сверстники. Хотите ли вы, чтобы ваш ребенок воспитывался не вами, а кем-то еще? Если нет, то старайтесь избежать болезненного молчания, которое станет настоящей травмой для вашего малыша, и учитесь разговаривать с ним, искать компромиссы и выходить на диалог даже в самой сложной ситуации.

Как раньше, так и сегодня детей в семьях воспитывают по-разному. Да, гуманного отношения стало больше. Так, шутка администрации одного из книжных магазинов Самары, где в продажу поступили «розги ученические», привела к возмущению населения и реакции со стороны властей.

Согласно законодательным нормам, семейные побои у нас декриминализированы. То есть, если кого-то в семье побили впервые, то это не уголовное нарушение, а административное, за которое полагается штраф, недолгий арест или исправительные работы. Вот если побили второй раз, тогда это уже уголовное деяние, грозящее тюрьмой.

Однако статистически мало в какой семье обходятся без шлепков по попам. К счастью, порка ремнем уже не так распространена, как раньше. Кто-то уверен, что физическое наказание — пережиток темных веков, кто-то по-прежнему считает, что «пожалеешь розгу — испортишь дитя». Практически все варианты воспитательных методик в нашей стране выбирают сами родители, ориентируясь на свой жизненный опыт. Будет ли завтрашнее поколение «поротым», станут ли наши дети бить наших же внуков, вспоминая свое детство, зависит от нас самих.

Пройдите тестНасколько общителен ребенокС помощью этого теста попробуйте определить уровень коммуникабельности вашего ребенка.

woman.rambler.ru

7 способов наказания для ребенка

Представьте себе такую картину. Вы, после долго дня на работе, устало приходите домой. Традиционно осматриваете все вокруг. Ребенок цел, вся мебель на месте, цветы в горшках, можно выдохнуть… И тут вам навстречу выходит ваш Барсик, криво подстриженный подо льва. А сзади довольный юный парикмахер.

Что делать? Накричать, отшлепать, поставить в угол? А если хочется сделать все сразу? Не торопитесь. Успокойтесь, воспользовавшись способами, о которых мы писали ранее и прочтите эту статью.

Мы вспомнили самые частые виды наказания и добавили к каждому пункту мнения «за» и «против» родителей с различных форумов и страничек соцсетей.

1. Применять силу.Очень многие родители часами спорят на тематических форумах о том, можно или нельзя применять физическую силу, как метод воспитания. Одни категорически против и готовы отстаивать эту позицию с пеной у рта, другие считают, что от нескольких шлепков ничего не будет, третьи говорят, что без ремня и не воспитаешь.

ЗА:

«Людей бить нельзя, никаких, ни больших, ни маленьких. Но если у человека истерика, то его останавливают пощечиной, не так ли? Да, в подавляющем большинстве случаев (на мой взгляд) физическое „наказание“ ребенка — это роспись в беспомощности родителей и в педагогическом „фиаско“. Но бывают же случаи когда ребенка в чувство можно привести только шлепком по попе? (при этом оставаясь спокойный внутренне и как ни странно исходя из родительской любви)».

«Одно дело „бить“ детей и совсем другое „шлепнуть по попе“. Вот в годик никто никого не наказывал, но сейчас сыну 2,5 года и шлепки по попе иногда зарабатывает. И меня, и сестру в детстве по попе шлепали, а один раз я даже ремня выхватила (за дело, сама помню). Выросли обычными, воспитанными и любящими людей девушками. Моего мужа в детстве поколачивали основательно, вырос вроде тоже воспитанным, но злость на родителей присутствует. Может и послать (разок слышала :(((( Таким образом, мой вывод сводится к тому, что редкие шлепки по попе (по делу) иной раз просто незаменимы. И они не имеют ничего общего с понятием „бить“, „избивать“ ребенка. Еще мне нравится способ успокоения — разок ремешком шлепнуть, а потом только пугать им, мол, сейчас каааак возьму ремень…».

ПРОТИВ:

«Меня били в детстве за всякую ерунду. ну что я могу сказать? Пусть не удивляются что звоню я редко, приезжаю еще реже да и о чем нам говорить? И на самом деле дело то не в битье, а в не желании родителей понять своего ребенка (в моем случае) Я конечно за них переживаю и надеюсь что все у них хорошо, но поддержки мне от них ноль».

«Я шлепков по попе и другие наказания тоже не понимаю и не приемлю. Нас родители никогда пальцем не трогали, все шло в воспитательной беседе. Я своего ребенка тоже еще ни разу не стукнула и в угол не поставила. Вы сами подумайте, когда вы произносите слово НЕЛЬЗЯ! что это значит для ребенка? он ведь не понимает, что нельзя? почему нельзя? Я своему ребенку все позволяю пробовать. Чтоб он понимал мои слова. Хочет потрогать горячий чайник? — дайте дотронуться пальчиком, пусть поймет, что нельзя-значит опасно. Пусть возьмет ножницы и под вашим присмотром порежет бумагу, пошьет иголкой, уколется. Чтоб слово нельзя не было пустым звуком. Пусть замарает на улице одежду, попрыгает в луже, насладится (надо иметь одежду для улицы, которую можно извозить в грязи) Это же детство и всему надо учить и пробовать. Мой ребенок изо дня в день проливает кружку. Ну что делать? а у вас разве не бывает такого? нет настроения, разбили посуду, не хотите сегодня купаться. Вас ведь никто по попе не бьет. Вы хотите, чтоб ребенок был и вел себя по вашей модели, какую вы составили у себя в голове. А ребенок- личность в первую очередь и это надо учитывать».

5 СИТУАЦИЙ, КОГДА ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НЕ СТОИТ НАКАЗЫВАТЬ РЕБЕНКА

2. Кричать.А прикрикнуть на ребенка — можно или нельзя? Многостраничные форумы пестрят темами: «Кричу на ребенка: что делать?!». Здесь мнения расходятся чуть меньше, чем в вопросе шлепков, большинство родителей против крика, самим же потом стыдно становится за несдержанность. Оттого эти темы на форумах и появляются.

ЗА:

«Такое иногда бывает. Говоришь ему раз, два, три, четыре раза — как в пустоту, реакции ноль, потом как гаркнешь… И сразу все доходит!!!»

«Тоже иногда ору, ничего не могу с собой поделать. Особенно, когда по сотому разу надо повторять — а шапку взял, а то положил, а это сделал. И ничего, или да-да, а потом все оказывается забыто, ору… Конечно, не хорошо, но зато как помогает. Главное не частить, чтоб не привык к ору».

ПРОТИВ:

«Орут (родители) от бессилия, когда не могут или не знают как себя вести. Дальше — для дочки это пример того, как НАДО себя вести, и она истерит в ответ. Дети — зеркальное отражение своих родителей, они очень внимательные и дааалеко не глупые. В идеале родителю должно быть достаточно одного взгляда, чтобы ребенок понял, что огорчает своим поведением».

«Вы себя поставьте на место ребенка? или представьте, что вы уже дама в возрасте, а ваша уже взрослая дочь в силу различных проблем, усталости орет на свою уже престарелую мать? каково вам будет?».

ВРЕДЯТ ЛИ ДЕТЯМ СТРАШНЫЕ ИГРУШКИ

3. Запугивать.Все мы знаем присказки в духе «не будешь слушаться, отдам Бабе-Яге». И еще: «Все! Сейчас выброшу все твои игрушки!». Оба обещания неисполнимы, ребенок после первого же невыполненного слова может перестать воспринимать вас всерьез. Но многие считают, что это помогает. И надеются, что Баба-Яга и правда заберет непослушное чадо хотя бы на пару часиков.

ЗА:

«У меня дети телефонные маньяки, поэтому если пробуют скандалить, говорю что если еще раз повториться, телефон заберу и не отдам. Дети очень быстро принимают правила игры».

«Доча — та еще сладкоежка. Стоит ей сказать, что сама съем все сладкое (я конечно не съем, его у нас очень много), как сразу — мама-мамочка, больше не буду. Работает безотказно».

ПРОТИВ:

«Запугивание неведомо чем — сомнительный вариант, неизвестно как отразится на ребенке. Ну например, встретит старушку на улице и подумает это та самая Баба Яга, стресс. Уж если пугать, хотя лучше угрожать, чем-то конкретным, чтоб не было полета фантазии, который непонятно куда завернет».

«Чаще всего испуг обусловлен неправильной тактикой воспитания, возникает как результат различного рода запугиваний. Например: „будешь плохо себя вести, тетя врач сделает укол“ или „отдам дяде милиционеру“ или „не будешь слушаться, — утащит собака“ и т. д. И вот безобидный, влияющий хвостом Шарик, подбежавший к малышу, становится сверхсильным раздражителем, а врач, пришедший к больному ребенку, вызывает у него ужас».

4. Лишить чего-то.

Забрать любимую игрушку, запретить сладкое или планшет, не пустить в кино — вот то, что часто делают родители в ответ на выходку ребенка. Кажется, довольно логичным. Сделал нам плохо — вот и мы тебе плохо, око за око, телефон — за разбитый мячом сервиз.

ЗА:«Мы своего ребенка наказываем так: забираем у него все машинки, которыми он играет. Если он сильно в чем-то провинился, то на два-три дня от остается без игрушек. Еще ставим в угол, слава Богу что начал понимать что это такое и зачем его туда ставят». «Лучше всего лишить ребенка чего-либо. Например, если рвет книги, портит игрушки — забрать и долго не отдавать. Если ребенок постарше стал плохо учиться из-за слишком частого торчания в интеренете, изъять планшет, телефон. Лишать сладкого, мультиков, прогулок иногда бессмысленно, потому что есть дети, которые скажут, что не очень-то им это и нужно. Сужу по себе и своему ребенку».

ПРОТИВ:

«Нельзя всех детей грести под одну гребенку. У меня двое детей и к каждому приходится применять свой метод. Если на старшего сына всегда действовало изолирование и лишение каких-либо благ и удовольствий, то младший ребенок очень упрям и это на него не действует, помогает высказывание своего огорчения таким поведением и разговоры о не допустимости такого».

«Забирать любимое — это неправильно. А если бы у вас забрали на работе телефон за то, что вы вышли ответить на звонок, не понравилось бы наверно. Должно быть наказание такое, как поступок. Разбил — убирай, накричал — извинись и всегда договориться можно, а не отбирать».

5. Устроить бойкот.Зачем кричать или драться, если можно просто помолчать? Пусть ребенок сам поймет, в чем дело, пока мама молча занимается своими делами. Тихая мама, тихий ребенок, тишина и покой…

ЗА:

«А меня родители наказывали полным игнором: дошло быстро-я поняла насколько гадко я поступила, что со мной даже разговаривать не хотят, даже в сторону мою смотреть не желают. Бить и кричать бесполезно, угол вообще считаю тупым и бессмысленным. Я и со своими детьми перестаю разговаривать, эффект наступает быстрее-сами подходят, озвучивают свой поступок и ведут себя иначе. Надо, чтобы ребенок сам проанализировал свое поведение и понял, в чем он не прав».

«Я детей не наказывала. Но сама очень расстраивалась и замолкала. И дочка и сын очень переживали., что я молчу и начинали сами меня спрашивать, почему у меня такой грустный вид и почему я молчу. Вот тогда я им объясняла причину моей грусти, они сами просили прощения, мы мирились и наши разногласия были погашены объятиями».ПРОТИВ:

«По-моему, намного лучше будет обсудить с ребенком причину Вашего недовольства, объяснить, чем нехорош его поступок и почему не стоит так делать в будущем. Игнорировать малыша и не разговаривать с ним действительно не очень хорошо. Во-первых, ребенок может и не понять, из-за чего мама на него обиделась. Во-вторых, он так и привыкнет „замалчивать“ проблемы, а в дальнейшем это ничего хорошего не принесет».

«Ребенок не телепат, чтобы понять за что мама обидку затаила, особенно кроха. Это будет давить на него, но он может не догадаться или не захотеть спросить. В итоге полчаса молчания и расстроенные мама и кроха, кому это надо?».

КОГДА МОЖНО ОТПУСКАТЬ ДЕТЕЙ ГУЛЯТЬ БЕЗ ПРИСМОТРА

6. Ставить в угол.Еще одна обсуждаемая тема — можно ли ставить в угол? Одни говорят, что можно, их ставили, они своих детей ставят, а те своих ствавить будут. Нет ничего лучше средства, проверенного временем. Другие говорят, что дети у них по углам не стоят и вообще там отрицательная энергия скапливается. Кто прав — решать вам.

ЗА:

«Оптимальный метод наказания, по мнению нашего врача, — старый добрый Угол. За хулиганство, отказ слушаться, необоснованные капризы, не прекратившиеся после первого (!) предупреждения, надо взять ребенка за руку, посмотреть ему в глаза, коротко и четко сказать, за что его наказывают, и отвести в пустой угол, лучше даже в другой комнате, и запретить их него выходить (если выйдет без спросу — вернуть)».

«Доче 1,5 года и стояла у компа и требовала включить мультик. начала ныть (не плакать), психовать, топотать т.к. я не собиралась ей его включать и сказала „нет“. отвела в угол, сказала, что как перестанет капризничать сможет выйти. и минуты не прошло как ребенок и забыл про свою истерику. теперь начинает командовать, я ей — хошь в угол? детенок сразу послушным становится. правда не часто углом пригрожаю, чтоб как шутка не стало у нас».

ПРОТИВ:

«Насколько точно помню себя маленькой и меня ставили в угол, но дело в том, что я не помню о чем я там думала, но как правило чувство вины не испытывала, видимо потому, что мама много времени на объяснения не тратила, просто ставила и все. Старшего сына, маленьким тоже в уголок ставила „подумать о своем поведении“, учась на родительских ошибках уделяла время на объяснение причины наказания. Сынок обычно „думал“ там лежа, сидя и тоже так и непонятно о чем:)».

«Не всех можно поставить в угол. Брат мой стоял, а я нет, выходила просто и начинала заниматься какими-то другими делами. Меня можно было либо попросить что-то не делать/делать, или четко объяснить почему именно такие ко мне требования. Обычно после этого я легко шла на договоренности. Дочь свою никогда в углы не ставила, зато, если ребенок сильно расшалился, я ее отводила в другую комнату, садилась с ней рядом и подробно разбирала, что именно мне кажется неправильным в ее поведении, потом предлагала посидеть и подумать, в чем причина и как избежать ошибок».

7. Заставить трудиться.

Еще один нередкий вид наказания — это труд. Чаще всего — работа по дому. «Теперь три недели будешь посуду мыть!». И себя разгрузили, и ребенка наказали, и посуда будет чистой. Правда возможно не очень целой, если вашему шкоднику это все надоест.

ЗА:

«Здравствуйте, я считаю что самые главные виды наказания, это трудом и лишения некоторых удовольствий. Труд всегда помогает ребенку исправиться и кто муже труд облагораживает, и поможет осознать свои поступки».

«Сейчас у детей вообще никакой трудовой дисциплины, надо как-то приучать, хоть так. Зато работа по дому будет сделана и ребенок потрудится. У меня если сын плохо себя вел, я его на выходные ни дома оставляла с компом, а на дачу к деду строить колодец отправляла».

ПРОТИВ:

«Я один раз, с дуру, видимо, из-за прогула в школе заставила ребенка все полы в доме вымыть. Ну, сына, конечно, вымыл, но с тех пор любую просьбу помочь с уборкой воспринимает в штыки. У него есть и свои обязанности по дому, но вот полы теперь — это только за прогул, видимо».

«Ни в коем случае!!! Это не наказание, же, вы одна семья и должны распределять работу по дому, а не наказывать ей. А так мыть посуду будет только по праздникам что ли?».

Что еще можно посоветовать родителям при наказании ребенка?

  • Одно преступление — одно наказание, соответствующее проступку. Не будьте жестоки к мелким провинностям и не спускайте ребенку с рук серьезные проступки.
  • Ребенок должен знать правила поведения. Если вы заранее не объяснили ему, что делать можно, а что нельзя, то это скорее ваша, чем его вина.
  • Не затягивайте. Ребенок быстро забывает содеянное. Наказание должно последовать сразу после, а не вечером, когда у вас будет время.
  • Будьте спокойны. Если вы постоянно повышаете голос, то ребенок привыкнет к этому и перестанет воспринимать это как угрозу. А заодно переймет такой вид поведения для себя.
  • Согласуйте мнение с супругом/родственниками. Если папа ругает, а мама прощает, то ребенок очень быстро начнет манипулировать ситуацией в свою пользу. Вы должны быть солидарны, по крайней мере, с точки зрения ребенка.
  • Отчитывайте ребенка в одиночестве. Не стоит наказывать ребенка прилюдно, это сильно давит психологически.
  • Не наказывайте ребенка за то, чем сами грешите. Если до этого вы аккуратно подравняли шерсть коту, не удивляйтесь, что ребенок решил повторить за вами.
  • Поощряйте хорошее поведение. Помните, что кроме кнута, есть еще и пряник.Учитывайте возраст и характер ребенка. В разные периоды на детей действуют разные дисциплинарные меры.
  • Понятно, что ставить школьника в угол уже не по возрасту. Кроме этого, не забывайте и о его личности. Если ваш ребенок обычно грустный и задумчивый — не применяйте метод «запугивания», если слишком активный — чтение морали не поможет и т. д.

Послушных вам детей и поменьше поводов их наказывать!

Интересное по теме:Как «заставить» ребенка смотреть те мультфильмы, которые хотите выМойдодыр: если ребенок не любит купаться

tlum.ru


Смотрите также

Подпишитесь на бесплатный курс "Секреты воспитания"
и получите бесплатно
Секретную книгу.

Из данного курса Вы узнаете о тайнах народной педагогики, о секретах современных технологий воспитания и массу другой полезной информации для решения Ваших проблем.
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *

12 простых формул для подготовки ребенка к детскому саду

Узнать

 


Адаптационные игры с песком

Узнать

 


Как быть счастливыми родителями

Узнать